ДУХ ФРИРАЙДА

И хотя я уже достаточно старый, но с определённого времени интересуюсь «новым» видом лыжного спорта, т. е. фрирайдом. Стараюсь ездить, как только появляется время и позволяют финансы, в далёкие и высокие горы, но не пренебрегаю и внезапными поездками в Альпы или даже намного ближе. Я просто очень это люблю. Конечно, я уже не езжу так дерзко, как более молодые коллеги, ведь в моём случае любая травма может иметь необратимые последствия.

Иногда мне даже кажется, что меня воспринимают как динозавра. Фрирайд и взрослый «серьёзный» человек как- то не очень сопоставимы.

В моём отрочестве единственными «доступными горами» был Каспровы Верх (Kasprowу Wierch). В те времена, когда — так думает современная молодёжь — птеродактили ещё летали над нашей планетой, в этом регионе не было ни одной машины для подготовки трасс. Когда был лёд (например, в мороз после оттепели) — мы ездили по льду. Когда возникали горбы, мы ездили по горбам и впадинам. Когда выпадало много снега — мы ездили по пуху. Но главное, кроме обязательного проезда между лещиновыми, собственноручно сделанными вешками, мы ездили вне трасс. Мы исследовали огромные пространства Pośredniego Goryczkowego, выезжали до Świńskiego Kotła. Мы проезжали заросшими сейчас остатками довоенных трасс FIS I и FIS II. Поднимались на Suchу Żleb. Прыгали с валунов и пней. Удивительно, что никто из моих близких друзей не погиб в лавине. Ведь ни у кого из нас не было даже лопатки или зонда, не говоря уже о лавинном датчике. Помню, что для того, чтобы доказать, что ты хороший лыжник надо было спуститься na krechę именно через горбы трассы FIS II, и лучше после полуметровых снежных осадков. И всё это на узких «спичках», длиной более 2 метров. В свете этих фактов, как ответить, занимались мы фрирайдом или нет?

Сегодня фрирайд в моде и практически каждая фирма для рекламы своего снаряжения использует фото с Аляски, а не с Кубка мира. Даже такие звёзды горнолыжного спорта как Julia Mancuso, Ted Ligety или Aksel Lund Svindal предпочитают появляться на плакатах или в роликах на бескрайних просторах склонов Аляски (и ездят вполне прилично). И использование фрирайда для рекламы меня вовсе не удивляет. Ведь толпе такие фото кажутся более эффектными, чем катание между вешками. Стилистика одежды и аксессуаров также подчиняется этой моде. Возьмём, например, St. Anton в массиве Arlberg — Мекку австрийского фрирайда. На его склонах лыжники, одетые в золотистые Spyder и Goldwin (с обязательным мехом), которые никогда не выезжали дальше метра с подготовленной трассы, катаются с маленькими рюкзачками. Но не потому, что они им нужны, а просто для шика. Ведь многие молодые люди вокруг так поступают. Ну и хорошо, скажете вы, дух фрирайда расширяет своё поле действия. Плохо — говорю я, ведь однажды им придёт в голову выехать вне трасс.

В прошлом сезоне было 27 смертельных случаев из-за лавин в регионе Альп. Это самое большое число за многие годы. И только несколько человек из этого числа — это лыжники, у которых был опыт подобного катания и соответствующее снаряжение. А основное большинство — это те, кто купились на слоган: «мы сделали такие лыжи, что даже средний лыжник справится с ними вне трасс. У них рокеры и bajery ». И вот результат: в конце сезона в Австрии одна женщина подбивает своего мужа и двух детей- подростков покататься вне трасс. У них нет не только соответствующего снаряжения, но даже базовых знаний. Они проезжают мимо табло, где написано, что возможен сход лавины, и ничего, едут дальше. Сходит лавина. Женщина погибает, а остальные трое получают травмы. Но это ещё не самое худшее, хотя и погиб человек. Хуже, когда подвергают опасности других.

Ещё один пример с декабрьской поездки в Sulden am Ortler. Спускаемся вдвоём по узкому и сложному оврагу, придерживаясь правил безопасности. Я на середине склона, а моя партнёрша уже в самом низу. Жду, пока она выедет из кулуара. Очень круто, а снег после осадков держится слабо. Вдруг в кулуар с криками влетает четверо молодых итальянцев. Едут практически наперегонки. Вижу, что девушка уже уехала и со всей возможной скоростью стараюсь выехать из опасной зоны. Когда мы поднимаемся на подъёмнике, я вижу, что лавина таки сошла. К счастью, снег был очень лёгкий и никто не пострадал.

Учитывая массированную рекламу фрирайда, такие ситуации будут случаться всё чаще. И, в конце концов, какой-нибудь функционер из Европейского союза, который горы не видел никогда, решит, естественно, для блага людей, что катание вне трасс опасно. И что тогда? Что делать нам, которые знают, как минимализировать риск и берут ответственность не только за себя, но и за собратьев «по профессии»? Разумеется, функционеры найдут лазейку в виде необходимости сопровождения специальным проводником со специальными бумагами, получение которых потребует кучи времени и денег. Ведь деньги нужны всем и всегда. А будет ли нам это по карману?

Убедительно прошу вас не подбивать посторонних людей к катанию вне трасс. Наоборот, убеждайте таких, что это очень сложно, утомительно и т. д. Если количество фрирайдеров не будет увеличиваться лавинообразно, то может нам и хватит ещё гор и снега на ближайшие несколько лет. Вот такой приватный разговор перед началом сезона.