991598414219925
HELISKIING

ИЛИ КОГДА НАДОЕСТ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ПОДЬЕМНИКАМИ

Необходимость техники для лыжника очевидна, но каждый приехавший на Аляску, совершенствует ее на месте, ведь он, скорее всего, никогда не катался в таких горах и на таком типе снега.

Heliskiing — это способ добраться до вершины. Туристам все чаще предлагают делать восхождение, чтобы как бы «заслужить свои спуски». Но большинство из нас, а, по крайней мере те, которые не занимаются лыжным спортом профессионально и не проводят в горах 4 месяца в году, не имеют достаточно времени для того чтобы поддержать такую точку зрения. Конечно, часто случается, что находясь в лыжных центрах в Европе или Америке, я после обильного снегопада спускаюсь от подъемника прямо по свежему снегу, потом на лыжах или пешком добираюсь до более отдаленных мест, а если и они уже раскатаны, одеваю камуса на лыжи и поднимаюсь в течение нескольких часов в поисках нетронутого снега. Вертолет в Европе, да и вообще в известных лыжных центрах — это для меня последнее дело и я очень редко им пользуюсь. В таких местах эта услуга всегда достаточно дорога и редко доставляет такие сильные эмоции и ощущение свободы, которые бывают в местах, специально предназначенных для heliskiing.

В Европе наиболее известным местом, где можно воспользоваться вертолетом, чтобы сделать 2—3 спуска в день является долина Aosty. Южные Альпы действительно великолепны и достаточно высокие. Там можно найти места с очень разнообразным рельефом. Но существуют предписания, которые ограничивают территорию и количество полетов для одного опера- тора. В лучшем случае мы сделаем два хороших спуска, один плохой и это займет у нас целый день. Некоторых также утомляют длинные трассы ski-cross, по которым подъезжают к подъемникам. Ведь вертолет не всегда может забрать нас оттуда, куда мы спустимся. Чуть позже во время сезона интересным предложением будет Норвегия. Я слышал, что апрель, и даже май — прекрасные месяцы для катания в тех местах.

Огромные площади для занятий heliskiing находятся в Канаде, в основном в провинции Британской Колумбии. Там работает много операторов как сетевых, так и одиночных центров. Там также популярен catskiing или подъем вверх с помощью ратрака, который берет одновременно до 12 лыжников. Целью моего первого путешествия на американский континент в 2002 году было именно такое место в горах Kootenay. Несколько лет назад в бизнес этого оператора вложили свои инвестиции Seth Morisson, икона freeride и Tanner Hall, король snow park. И с тех пор это место стало культовым. Многие эпизоды лесных съемок фильмов TGR и PoorBoyz Productions были сделаны именно там. Горы невысокие и альпийская местность чаще всего занимает только 20—25 % спуска. А остальное, как правило, занимают густые кедровые леса. Там вас ждут опасные ловушки: снеговые воронки под кронами елок, в которые лучше не попадать, неожиданные обрывы, поваленные деревья. Если сойти со следов проводника, можно выехать на отвесную скалу или съехать с хребта не в ту долину. И никто не услышит вашего крика, ведь снег и деревья глушат все звуки. Seth и Tanner приняли участие в этом мероприятии, потому что их очаровали эти дикие места и обильные снежные осадки. Внутри континента между Lake Placid и Vancouver воздух сухой, а снег легкий и пушистый. Но, к сожалению, это повышает риск возникновения лавин, хоть территория их схода и ограниченна густо растущими деревьями.

Через несколько лет я вновь посетил Британскую Колумбию. Я отправился из Vancouver в Whistler. Там действует оператор heliskiing, но он рассчитан на начинающих. После нескольких дней пути и акклиматизации в одном из лучших центров Северной Америки мы пролетели несколько сотен миль на северо-восток, и попали в приют с очаровательным названием Bella Coola. Это один из независимых операторов, который дает своим гостям больше свободы, чем более консервативные конкуренты в Канаде или США. Последние относятся к склонам как к распаханному полю: четко и методично. Каждого лыжника просят выполнять параллельные повороты так, чтобы оставался нетронутый снег для следующих лыжников, и этим участком можно было еще как можно дольше пользоваться. Разумеется, это расходится с моим пониманием freeride и возможностью получить удовольствие от скольжения по свежему снегу своей траекторией. Я избегаю такие места из-за подобных вещей и из-за достаточно традиционной клиентуры.

Bella Coola находится в резервации Indian и располагается весьма обособленно. Очень романтичный и красивый приют состоит из основного здания, в котором находится ресторан и клуб, и разбросанных вокруг маленьких traperski домиков. Повар ежедневно готовил нам изысканные ужины, к которым мы пили великолепные вина из местно погребка. Когда утром после завтрака, обутые в лыжные ботинки, мы пили кофе на террасе, перед нами приземлялся вертолет. Близость моря гарантирует наличие там изобилия снежного покрова. Но мы не смогли как следует познакомиться с горами, так как нам не совсем повезло с погодой. Конечно, мы вылетали все заказанные часы, но было мало солнца, а иногда дул слишком сильный ветер, чтобы подниматься на самые высокие вершины.

Канада предлагает самые обширные территории для heliskiing и весьма разнообразные предложения. Каждый найдет там что-то для себя, а канадский доллар все еще дешевле американского. Я уже несколько лет собираюсь прокатиться на судне, которое идет вдоль западного побережья. На его палубу приземляется вертолет. На носу находится открытый hot tub. На катере есть четыре двойных каюты для лыжников.

Команда ежедневно ловит свежую рыбу и крабов. Приятные эмоции будят стаи дельфинов и касаток, которые лениво проплывают вдоль борта. Цена такого путешествия не выше обычной цены пакета для 8 человек на рейсовом судне. Все операторы в Valdez и многие в Британской Колумбии предлагают такие путешествия. Но поехать можно только в мае, когда операторы закрывают свои основные направления и могут предоставить в ваше распоряжение проводников и вертолет. Самое сложное, как всегда, найти восемь желающих, которые «хотят и могут себе это позволить, как по времени, так и финансово.

На Аляске я первый раз был в Girdwood в 2003 году. И это было мое первое настоящее путешествие heliskiing. Все было вновь. Я ознакомился с правилами безопасности, техникой посадки и высадки группы из вертолета, приземления со снаряжением, прошел очередные тренинги по лавиной безопасности. Из-за известной своими капризами погоды, которая иногда делает полеты невозможными, я решил поселиться в небольшом лыжном центре с подъемниками, в удобном и красивом отеле, где предусматривался heliskiing. Нам очень повезло и все 10 дней светило солнце. В конце закончились все известные проводникам места, и мы стали изобретать собственные спуски, придумывая им названия. Я был очарован и понял, что стоит заплатить деньги, чтобы узнать разницу между catskiing и heliskiing. Благодаря вертолету мы поднимались намного выше и в такие места, которые недоступны для ратраков. На 11-й день мы решили поехать в отдаленный на 300 миль Valdez. Один проведенный там день навсегда изменил меня как лыжника и дал совершенно новое понимание того, что можно пережить в горах. Там все было в 2 раза больше, круче, требовательнее и красивее. С первого свидания с Valdez я возвращался обескураженным.

Valdez, AK стал моей Меккой. И хотя я там был уже 5 раз, чувствую, что еще многое предстоит сделать. Тут все начиналось. Это тут культовый в нашей среде лыжник Doug Coomb основал первый оператор heliski на Аляске. Вместе с ним горстка людей в 90-х годах занялась исследованием этих огромный и диких гор, чтобы в прошлом десятилетии сделать их доступными для других лыжников. Сегодня Doug Coomb уже нет в живых (он трагично погиб в La Grave в 2008 оду). Сейчас тут работает 5 операторов heli, а на каждой неделе в сезон прибывает около ста лыжников, жаждущих адреналина. Сезон короткий и длится с начала марта до конца апреля. Лыжная инфраструктура на перевале и посадочных площадках временная. Поселок, в котором живут лыжники, насчитывает 3 тысячи жителей, здесь есть 3 скромных отеля и 2 бара. На перевал надо ежедневно добираться около 45 минут, которые становятся такими длинными, когда возвращаешься назад мокрым, замерзшим и уставшим после целого дня катания. Погода здесь очень капризна и часто «down days» вызывают депрессивные настроения. Но все-равно это место является квинтэссенцией big mountain skiing. Прежде всего, из-за гор — огромных, со спусками невероятных наклонов. В Альпах по спускам с наклоном 50 градусов и больше можно ездить только в конце апреля и в мае, кода снег уже достаточно плотно прилегает к грунту. Тут же, благодаря близости залива влажность воздуха и снега позволяют безопасно спускаться с самых крутых склонов уже через 2—3 дня после выпадения осадков и в течение всего сезона. Горы не слишком высокие, 2,5—3 тысячи метров, что имеет большое значение для эффективности спуска. Каждый, кто имел удовольствие преодолеть известный хребет на Aiguille du Midi в Chamonix на высоте более 4000 м знает, как себя ведет организм на такой высоте. Все операторы сотрудничают, посылая результаты измерений снежного покрова, которые каждый проводник делает несколько раз в день, в центральный банк данных. В последнее десятилетие число несчастных случаев с фатальным исходом благодаря таким мерам уменьшилось вдвое. Эти неприятные цифры значительно меньше, чем количество погибающих вне трасс в Альпах. Проводники, которые здесь работают — это лучшие специалисты в этой области. Прекрасно подготовленные технически, альпинисты, люди, обожающие горы, современные ковбои. Только на четвертый раз мне удалось съехать с культовых вершин, таких как Meteorite, Pyramid, East Peak или Pontoon. Это вовсе не значит, что предыдущие поездки были неудачными. Нет, я всегда возвращался под огромным впечатлением от этих гор, вспоминал в деталях каждый спуск, но уже мечтал об очередном путешествии в следующем сезоне и назначал себе новые цели. Планировал сделать еще один шаг в освоении этих великанов и в борьбе с самим собой. Прежде всего необходима хорошая физическая подготовка. Основа — увеличение силы, тренировка равновесия и хорошей работоспособности. Необходимость техники для лыжника очевидна, но каждый приехавший на Аляску совершенствует ее на месте, ведь он, скорее всего, никогда не катался в таких горах и на таком типе снега. А так- же надо привыкнуть к этим наклонам и рельефу местности. То, что нам кажется издалека 5-и метровым бугром или снежным навесом, чаще всего оказывается в 5 раз больше, когда к нему приблизишься. Часто крутизна спуска вызывает сильное сердцебиение и вопрос: «А реально ли вообще отсюда спуститься?». Встречаются и т. н. «no fall areas», на которых ошибка может стоить жизни, или в лучшем случае привести к серьезной травме. Почти на каждом спуске натыкаешься на т. н. «roll overs» — очень крутые валы, за которыми ничего не видно, а так хочется на них наехать на большой скорости. На вершине и во время всего спуска обязательны полная концентрация и дисциплина. Позволить себе быть расслабленным и беззаботным можно только после «pick-up zone». Поэтому роль психического состояния сложно переоценить. Я несколько раз наблюдал, как некоторые люди теряют контроль над ситуацией. Но тогда на помощь приходят проводники-профессионалы.

Я хотел бы еще не раз туда вернуться, но так- же хотелось бы увидеть и новые места на Аляске. Особенно Haines, где очень интересная и сложная местность, но где также предлагается catskiing на более низких высотах, когда не везет с погодой. Также кажется интересной новая территория, относящаяся к Girdwood. Съемочные группы и звезды экрана постоянно исследуют новые места, считая что за 15 лет Valdez стал слишком коммерческим, изъезженным и избитым. В последние сезоны открываются окрестности Juneau и Sankt Petersburg, но насколько мне известно, там еще не работают коммерческие операторы.

В Соединенных Штатах я не мог не поехать в Jackson Hole. Лучше всего это место характеризует тот факт, что около 60 % людей, работающих в сфере heliskiing в Valdez, набирают именно там. Это знаменитый лыжный центр в Wyoming недалеко от парка Yellowstone. Самая высокая и известная вершина — Grand Teton. Там я тоже испробовал heliskiing, но как уже писал выше — в последнюю очередь. Там очень много интересных спусков, доступных прямо с подъемников или расположенных очень близко к ним. Но мы провели незабываемый день, катаясь по территории backcountry Jackson, недоступной даже для тех, кто отваживается на долгие скитуровые подъемы.

Есть множество разных мест, где можно объединить полеты с катанием на лыжах. Ведь полеты на вертолете интересны уже сами по себе. Для некоторых они также важны, как и спуски. С воздуха мы видим горы иначе. Какое-то время они кажутся нам не такими большими, но после приземления мы видим, что недооценили их. Нас восхищает простор, на котором можно получить невероятные эмоции, но где в любую минуту нас может ждать опасность. Часто пилоты, чтобы усилить впечатления, взлетают над хребтами, потом ныряют в пропасти, пролетают над руслами рек. Но это всегда опытные профессионалы, которые могут приземлиться на небольшой уступ, когда нос и хвост вертолета выступает далеко за пределы снежной поверхности, и есть всего несколько квадратных метров, где должен разместиться лыжник со своим снаряжением… А когда вертолет отлетает, ты остаешься один на один с ошеломляющей панорамой окружающих тебя высоких гор, бескрайних ледников и долгожданным спуском.

Когда-то я готовился к поездке в Гренландию. Но оказалось, что эту поездку организовывал Doug Coombs в тот год, когда с ним произошел несчастный случай. Поэтому мне не суждено было ни поехать туда, ни познакомиться с ним. Но я принимал участие в церемонии, посвященной его памяти год спустя в Valdez, на перевале Thompson Pass, где ежегодно собирается несколько десятков близких ему людей. А в Гренландию недавно ездил мой знакомый. И heliskiing там определил как весьма познавательный. Там никто не знает горы так, как их знают операторы в Канаде или на Аляске. Поэтому каждый спуск требует тщательной подготовки, а проводники должны обладать огромным опытом перемещения на высокогорьях и ледниках. Поэтому катание там может оказаться серьезным испытанием.

Не простым приключением я бы также назвал катание на Кавказе. Во-первых, из-за политической ситуации в регионе, низкого качества местной пищи, а также из-за несерьезного отношения местных проводников к безопасности в горах и состояния летательных средств. Не могу забыть обложку одного из журналов для лыжников, с изображением горящего вертолета и убегающих от него лыжников… К счастью, тогда никто не погиб, все обошлось пережитым страхом и незначительными ранениями. Но я считаю, что мы и так достаточно рискуем, катаясь в диких горах, чтобы еще подвергаться дополнительному риску. Я слышал, что там работают австрийские операторы, но пока не хотел бы проверять качество тамошних услуг.

Продвигаясь далее на восток, мы попадаем в самые высокие горы мира. Там тоже действуют «наши». Я читал об одном известном французском проводнике из Chamonix, который основал там базу. Наверное, их там на самом деле больше, но именно из того рассказа я узнал, какие сложные условия ждут лыжников в Гималаях. Во-первых, граница снега там начинается значительно выше. Я был на трекинге в Непале и на высоте 3—4 тысячи метров мы все еще шли в шортах через джунгли. И только после 5 тысяч начинается альпийский пейзаж, где еще в ноябре совсем нет снега, но уже начинает проявляться высокогорная болезнь. Полеты в таких условиях не только сложные, но и малоэффективные. Из-за очень разреженного воздуха вертолет может взять меньше человек и снаряжения чем обычно. Физические усилия сильнее нагружают организм, а работоспособность падает. Во время съемок одного из фильмов группа известных freestyler-ов пыталась там построить трамплин, но они не справились физически. Кроме того, на такой высоте зимой дуют сильные ветры, которые оказывают влияние на качество снега и приводят к возникновению т.н. снежных полок, что увеличивает риск возникновения лавины. Думаю, что Гималаи стоит прежде всего посмотреть, походить по ним, а при возможности испробовать и heliskiing. Но вряд ли стоит делать это главной целью путешествия.

Хорошие отзывы я слышал и о Камчатке. Горы там в основном вулканического происхождения, неплохой снег, огромные пространства и американские опера- торы, делающие деньги на своих соотечественниках и на японцах. 3 года назад оттуда вернулся мой хороший знакомый, который предупреждал о беспечности местных проводников, из-за которых ему однажды пришлось спасаться с помощью своего ABS.

А если кому-то зимы не хватает, ее можно продлить на другой стороне земли, воспользовавшись heliskiing в Андах, в основном в Чили, или в столь же экзотической Новой Зеландии. Я бы с удовольствием отправился туда вместо пляжа, но знаю, что сказала бы на это моя семья: … или нет, лучше не буду вам этого говорить.