If I could turn back time!

Как выглядел первый слаломгигант сезона 2012/2013 знают все поклонники горнолыжного спорта. За исключением трёх спортсменок и двух спортсменов, всё остальные выглядели так, как будто время повернуло вспять, и мы снова наблюдали достижения братьев Mahre, Piero Grosa или Gustav Thoni. Для меня фантастический карвинговый спуск Ted-а Ligety послужил доказательством не того, что новые лыжи так хороши, как хотелось бы FIS, а того, что американец настолько прекрасный спортсмен, что способен проехать резаным следом даже на самых простых лыжах, как когда-то Ingemar Stenmark.

if1

Для тех, кто не посвящен в дела горнолыжного спорта на самом высоком уровне коротко напомним: к весне 2012 года после двух дней тестов и серии лабораторных исследований, под которыми сейчас никто лично не желает подписываться, руководство FIS в лице Günter Hujаry объявил: начиная с этого сезона лыжи для слалома-гиганта и скоростных дисциплин должны быть менее агрессивны. Изменения особенно коснулись слалома-гиганта. Лыжи для мужчин должны быть длинной 195см, с радиусом хотя бы 35м и с более низкой посадкой. И всё для того, утверждают представители федерации, чтобы сократить количество несчастных случаев и травм. Это выглядит особенно курьёзно в свете того, что в сезоне 2011/2012 во время соревнований горнолыжного Кубка мира не было зарегистрировано ни одной серьёзной травмы. Большинство спортсменов не были согласны с использованием таких лыж, но необходимость готовиться к сезону не позволила продолжать мероприятия протеста.

if2

За несколько месяцев до начала соревнований Кубка мира на страницах Ski Racing я нашел открытое письмо к руководству и комиссии FIS по горным лыжам, подписанные фамилией Dave J. Dodge. Кто этот смельчак, который осмелился критиковать FIS? Оказалось, Dave J. Dodge — бывший спортсмен. Он дошел до уровня Кубка мира. Кроме того, он прошел серьёзные испытания. После травмы ему пришлось пережить полную реконструкцию колена. Очень тяжелым было его возвращение в спорт. Но Dave J. Dodge не только спортсмен, но и учёный. Он окончил институт и работал для Racing Department в фирме Rossignol, сейчас у него предприятие по производству современных лыжных ботинок из углеволокна. Он проводит исследования, подключает ортопедов.

Как это случилось, что в течение последних нескольких лет FIS считала, что лыжи для безопасного катания в слаломе-гиганте должны иметь более 67мм под ботинком, но мгновенно изменила своё мнение и ввела лыжи шириной не более 65мм? Вначале своего письма Dodge ставит под сомнение принципы FIS и пишет: боюсь, что новые лыжи для слалома-гиганта станут причиной увеличения количества несчастных случаев… А я же боюсь, что он прав.

if3

Первой причиной возможного увеличения количества травм Dodge называет нелинейное распределение сил. Так называемые «зальцбургские результаты», на которых FIS основывает свою теорию, показывали меньшие углы кантования новых лыж, а значит и уменьшение сил, действующих на суставы спортсмена, чем это происходило в случае старых, более талированых лыж. Dodge считает, что это было вызвано недостатком практики у тестировавших новое снаряжение. Спортсмены не решились приложить все силы на снаряжении, которое только попало им в руки.

Любому спортсмену известно, что только после определенного периода освоения мы способны полностью довериться новым лыжам. Двух дней определенно мало для того, чтобы сделать выводы. Одновременно Dodge показывает на основании расчётов, что возможно сделать такую же резаную дугу на лыжах с радиусом 27м и 35м при условии, что вторые будут закантованы под углом на семь градусов больше, чем первые. Лыжники сейчас уже трутся бедром о снег, поэтому, по мнению Dodge дополнительное кантование будет проводиться с помощью колен. Что в свою очередь приведёт к внеосевому положению бедренной и берцовой костей. И если к этому добавить такую же или даже большую силу давления… что произойдет? Не хочу подсказывать готовые ответы, ведь у меня и так репутация приверженца карвинга, которой я очень горжусь.

if4

Вторая причина — это так называемый Phantom Foot ACL Injury. Перевести это можно как: травма передней крестообразной связки из-за «фальшивой стопы». Как это выглядит? Механизм прост и знаком многим лыжникам. Когда спортсмен находится в последней фазе виража и в этот момент отпускаются канты лыж на промежутке от креплений к задникам, неизбежна ротация тела (плечами в направлении линии понижения склона) и его одновременное отклонение. Жесткие задники ботинок толкают берцовую кость вперёд, а ротация ведёт к скручиванию коленного сустава. Уже чувствуете боль? Согласно расчетам Dodge, около 20% таких ситуаций заканчиваются разрывом передней крестообразной связки. Но самое худшее происходит потом. Если бы спортсмен просто упал, всё бы обошлось. Но они тренируются не для того, чтобы сдаваться без боя. Поэтому пытаются взять ситуацию под контроль. Благодаря наклону тела вперёд, переносу веса на верхнюю лыжу и контрротации, им часто удаётся остановить ротацию (плечами в направлении линии понижения склона). Когда лыжи снова схватят контакт, тело спортсмена чаще всего (к сожалению) согласно силе инерции стремится вперёд, лыжи уплощаются и цепляют внешним кантом наружной лыжи. Из-за контрротации коленный сустав скручен и не работает по оси. Происходит падение вперед верхней части тела в повороте в направлении линии понижения склона. А это почти всегда заканчивается разрывом коленной связки.

if5 Dave J. Dodge в своих исследованиях отметил, что спортсменам удаётся избежать падения вперёд, если они быстро возьмут контроль над ситуацией, или иными словами, чем короче будет длится ротация назад (в первой фазе). Время, за которое устанавливается контроль, прямо пропорционально длине и величине талии лыж. Т.е., чем короче лыжи и чем сильнее они «талированы», тем быстрее можно установить над ними контроль и избежать фатального падения вперёд. Доказательством этого служит практически полное отсутствие (в течение многих лет) тяжелых травм в слаломе-гиганте. После исследования и анализа почти семи миллионов (!!!) случаев вывод таков: – Разрыв передней крестооборазной связки является результатом 70% падений. – Общее число травм на склонах (у любителей) возрастало до сезона 1992/93, а позже стало уменьшаться. Интересно, не правда ли? Число травм (всех) — вопреки тому, что хотят нам внушить «специалисты», уменьшается и то даже тогда, когда мощности подъёмников значительно увеличились (например, в Ischgl с 1985 года пропускная способность возросла в десять раз). Современные лыжники в течение недели преодолевают на лыжах столько километров, сколько ещё чуть более десятилетия назад за несколько сезонов. Вновь подчеркну — число падений на склонах с годами уменьшается. Если кто-то хочет с этим поспорить — пожалуйста, но пусть хорошо подготовится и предоставит научные обоснования своей версии.

Тексты типа: один спасатель говорил мне, что стало больше падений… не принимаются. Вы заметили, когда количество несчастных случаев стало уменьшаться? Dave J. Dodge заметил. Странным образом это произошло тогда, когда на склонах стали появляться лыжи короче двух метров и с большей талией. Dodge утверждает, что вероятность падения прямо пропорциональна длине лыж. Более длинные сложнее контролировать, а едут они быстрее. А падения ведут к травмам. Всех, владеющих английским, отсылаю к оригиналу письма Dave J. Dodge (http://www. skiracing.com/?q=node-%2F11158). Также есть смысл прочитать посты под письмом, которые показывают, что есть все-таки много мыслящих лыжников. Я ожидаю неактивную реакцию на эту статью от консервативных объединений лыжников и «специалистов» из сети. Мне это не интересно. Я представил факты, исследования и статистику, и оппонентов прошу о том же. И всё равно я размышляю о том, какие были реальные побуждения у Hujary&Co при введении таких изменений. Может, Ted Ligety был прав (интервью в № 1 2012/13 NTN Snow&more), утверждая, что функционеры FIS делают это для ведения необъяснимой войны с карвингом?