Ману Гайде

Он не носит причесок «ирокез», не слушает хип-хоп, не употребляет вульгарных слов, не ругает лыжников-спорстменов, не высмеивает их облегающие комбинезоны. Зато умеет ездить на лыжах так, как ни один фрирайдер в мире. Интересный человек с интересным подходом к жизни и лыжному спорту. Знакомьтесь – Ману Гайде. НТН: Ману, ты – трехкратный чемпион мира по фрирайду. Но, как всем известно, фрирайдерами не рождаются, ими становятся… Ману Гайде: Это правда. Моя история проста. Родился в горах, в местности La Rosiere во Франции. Мой отец был тренером по горнолыжному спорту, поэтому неудивительно, что свою лыжную карьеру я начал с обычных тренировок по вешкам. До 16 лет я ездил только в технических дисциплинах (слалом, гигант. Прим.ред.). Думаю, именно тогда я воспитал в себе все, что необходимо для занятий любимым видом лыжного спорта. НТН: Но в какой то момент фрирайд должен был взять верх… Ману Гайде: Это не произошло вдруг. Одновременно с занятием спортом я увлекался скалолазанием, учась таким образом общению с большими горами. Я был настолько ими увлечен, что хотелось любой ценой находиться среди них и зимой, вдали от укатанных трасс и других следов присутствия человека. Я часто проводил время среди проводников и других опытных обитателей гор. Тогда и стала приходить уверенность, если идет речь о спусках в диком темпе. НТН: Именно тогда ты окончательно решил распрощаться с горнолыжными тренировками? Ману Гайде: Что Вы (смеется)! До 21 года тренировался как сумашедший. И так хорошо, что меня рекомендовали в сборную Франции по техническим видам. В тот же год я впервые (уговорили меня) стартовал в соревнованиях по фрирайду. Именно тогда мне пришлось сделать выбор… НТН: А твой отец, тренер, не пытался давить на тебя, чтобы ты все же продолжал карьеру горнолыжника, ведь ты далеко зашел? Ману Гайде: Вовсе нет. Отец оставил выбор за мной и полностью принимал мои решения. В конце концов, я совсем не считаю время проведенное на трассах, потерянным. Болем того, утверждаю, что каждый, кто серьезно думает о карьере фрирайдера, должен несколько лет поездить технично – для своей же пользы. НТН: А в другую сторону это тоже действует? 🙂 Ману Гайде: Конечно! Занимаясь фрирайдом, ты учишься быстрой, интуитивной езде и принятию молниеносных решений. Когда я занимался в клубе, то был типичным «технарем» со специализацией в слаломе и гиганте. Думаю, смог бы значительно лучше выступать в супер-гиганте и скоростном спуске, потому что лучше вижу «быструю линию» и меньше опасаюсь скорости. НТН: Но вернемся к Твоей карьере… Ману Гайде: В 22 года я выиграл свои первые соревнования по фрирайду и меня заметили спонсоры из Rossignol Freeride Team. Так и пошло дальше. Все чаще стал выигрывать соревнования и все больше работать со специалистами из Rossignol. Не знаю, известно ли Вам, что линия фрирайдовых лыж Bandit была создана при моем участии, чем очень горжусь. НТН: Мы можем попросить Тебя рассказать, в чем состоит суть соревнований по фрирайду? Ману Гайде: Принципы очень просты. Судейская коллегия и организаторы определяют место, где будут проходить соревнования. Обычно это крутой склон какой-то большой горы. Он не должен быть полностью открытым и иметь какие-то препятствия в виде, например, скал и ложбин. Вертолет доставляет стартера и участников к месту старта на горе. Состоящее из нескольких человек жюри остается внизу на линии финиша. Во время спуска участника жюри выставляет очки, оценивая линию, которую выбирает спортсмен, и выполненные технические элементы, например, прыжки со скал или преодоление какого-то очень сложного отрезка. Учитывается также время спуска. Сумма очков определяет очередность. Можно «заработать» и дисквалификацию за слишком лихую и опасную езду. Вопреки общепринятому мнению, соревнования по фрирайду – увлечение людей отнюдь не безрассудных. Мы заинтересованы в том, чтобы в нашей дисциплине не было смертельных случаев… НТН: Сопутствует ли Тебе страх, когда едешь не по трассе? Ману Гайде: Coпутствует, но не успевает за мной (смеется)! А если серьезно, то страх, даже скорее серьезность, сопровождает меня перед самим спуском, когда, глядя вниз, выбираю будущую траекторию. Должен обязательно определить и линию бегства от всегда возможной лавины. Между прочим, нельзя убежать от лавины, спускаясь прямо перед ней. Снег всегда быстрей. Пути бегства должны вести в сторону от дороги стихии. Иногда во время спуска случаются моменты, когда я сомневаюсь в правильности принятых перед стартом решений. Тогда надо реагировать быстро и спонтанно, а это всегда влечет за собой риск. НТН: Побуждает ли тебя влияние молодого поколения рискнуть – хотя бы подсознательно – сделать что-то, на что никогда бы не решился в одиночку? Ману Гайде: Я не ощущаю такого натиска со стороны молодых фрирайдеров. По отношению ко мне, старшему коллеге, они проявляют большое уважение и, когда мы ездим вместе, обычно я выбираю трассу и еду впереди. НТН: Есть ли на Земле такие места, которые Тебе особенно нравятся? Ману Гайде: Пожалуй, нет. Я хорошо чувствую себя всюду, где прекрасные условия и где компания моих друзей. НТН: Пользуешься ли Ты помощью местного проводника, когда находишься в новых, неизвестных Тебе местах? Ману Гайде: Если условия очень хорошие – небо синее, видимость отличная, снег идеальный – в таком случае проводник мне обычно не нужен. Я в состоянии сам оценить возможные опасности, глядя вниз на трассу. Вижу наклон склона, знаю расположение скал, так называемых кулуаров трассы и т.д. На основании этого и обдумываю тактику проезда: где можно прыгнуть, где ускориться, а где притормозить. Однако людям менее опытным рекомендую услуги местных проводников. НТН: Сколько дней в году Ты проводишь на лыжах? Ману Гайде: Хотя заведенного правила нет, стараюсь кататься на лыжах практически ежедневно. Два года назад, например, я не катался всего три недели за весь год. Зато в 2002 году сезон провел главным образом на коляске… НТН: Травма? Расскажи о ней… Ману Гайде: Тут и рассказывать не о чем. Как обычно, случилось по глупости (смеется)… Дурачась в сноупарке чуть дальше я протянул прыжок с бокса. Упал на плоскую поверхность с почти восьмиметровой высоты. Травмировал пятку, к счастью, позвоночник выдержал. Это еще один аргумент пользу того, что надо быть хорошо тренированным. С тех пор меня уже меньше тянет делать трюки в сноупарке. НТН: Ману занимается только лыжами? Ману Гайде: Нет! Занимаюсь многими другими интересными вещами… По-прежнему люблю скалолазание. Если позволяет время, охотно практикую серфинг, а недавно увлекся кайтом. Для кондиции, но и для развлечения, много езжу на шоссейном велосипеде. Это действительно тяжелый спорт… НТН: Тоскуешь ли иногда по трассе слалома гиганта? Ману Гайде: Нет, потому что ежегодно хотя бы несколько раз езжу по трассе. Вместе с друзьями ставим трассы и до упаду ездим в удовольствие. Например, много лет развлекаемся так с Жан Пьером Видалем… только он гоняет больше, чем я (смеется)… Жан Пьеру страшно не повезло на последней Олимпиаде, поломал руку за день до старта слалома (Видаль был одним из фаворитов. Прим.ред.). Я звонил ему через день после случившегося – он был в отчаянии. Если бы не эта неудача, думаю, у него был бы большой шанс защитить звание олимпийского чемпиона, завоеванное в 2002 году. НТН: Были ли у Ману Гайдета в его богатой и разнородной карьере идолы? Ману Гайде: Да. Я всегда восхищался техникой, всесторонностью и необычайной волей к победе Марка Жирарделли. Многие годы он был для меня образцом. Восхищаюсь и членами моей семьи. Серебрянную олимпийскую медаль (в Турине) завоевал в гиганте Joel Chenal, мой кузен. НТН: Ману, скажи напоследок несколько слов напутствия молодым-гневным фрирайдерам и тем, кто хотел бы ими стать… Ману Гайде: Помните – прежде всего техника! Прежде чем решиться на езду вне трасс, вы должны стать хорошо подготовленными технически лыжниками. Выискивая легкие пути или обманывая самого себя, результатов не добьешься. Когда едешь со скоростью 100км/час по неподготовленной територии, не может быть и речи о какой-либо слабости или неуверенности. Фрирайд – это спорт, где огромное значение имеет и физическая подготовка. Не хочу, чтобы это прозвучало как проповедь, но вне трасс благоразумие, ответственность и способность предвидеть последствия собственных действий часто решают, будешь ли ты иметь шанс съехать с горы. Звучит угрожающе, но это так и именно поэтому фрирайд – спорт экстремальный. НТН: Благодарим за беседу. Успехов Тебе в предстоящих соревнованиях!