Мои размышления над попыткой FIS убить слалом-гигант (Тед Лигети)

Есть большой срочный разговор относительно новых инструкций FIS, которые вступят в силу в 2012‑м — речь об определении минимального радиуса лыж для гигантского слалома. Я высказался против новых правил, заявляя, что лыжи GS не могут составить 40 метров в радиусе (тогда как текущее правило — 27 м). Я даже шутил, что Михаэль Фон Грюниген и Альберто Томба могли бы выйти из отставки и использовать свои старые лыжи. Хотя на самом деле есть одна проблема — их лыжи, на которых они выступали в 90‑х, не были бы законными. В течение прошлых 17 лет конструктивный радиус лыж для GS не сильно изменился. В 1996 спортсмены, участвующие в гонках Кубка мира, ходили трассу на лыжах с примерно тем же радиусом, что и сегодня — 28 м. Тремя годами ранее, в 1993, Райнер Зальцгебер, сегодняшний рейс-директор фирмы HEAD, выступал на лыжах с 32‑метровым радиусом. Чтобы дать Вам привязку по времени, вспомните «Список Шлиндера» и «Бессонную ночь в Сиэтле», которые шли тогда в кинотеатрах, и избрание новым президентом США Билла Клинтона. Но чтобы найти лыжи с 40‑метровым радиусом, вам нужно было бы вернуться еще дальше, к 80‑м годам прошлого столетия. 40 метров — радиус, который FIS хочет узаконить для всех спортсменов — начиная с меня и заканчивая 15‑летними ребятами, которые соревнуются на трассах гиганта. Можно будет распрощаться с чистой резаной дугой. Я пишу сейчас все это потому, что сегодня у меня наконец-то был шанс попробовать опытный образец лыж GS с 40‑метровым радиусом. И, откровенно говоря, они отвратительны. Я чувствовал себя подобно Филу Маре, приблизительно образца 1984 года (Олимпийские игры в Сараево — прим.) Я не мог заставить лыжи поворачивать без проскальзывания и переступания. Уорнер Никерсон получил схожие впечатления. Когда я наблюдал за ним, как он ушел на трассу, мне это сразу напомнило кадры немой черно-белой хроники на заре горнолыжного спорта. На финише Уорнер сказал, что боялся, как бы не задеть длинными носками лыж стойки ворот. Чтобы гарантированно попасть в следующие ворота, ему нужно было отпускать лыжи прямо, а затем пускать их в боковое проскальзывание. Все это выглядело довольно неуклюже. Сейчас идет много разговоров, что соревнования по горным лыжам стали слишком опасными. Именно это больше всего волнует как спортивных руководителей в FIS, так и простых людей. Согласен, горнолыжный спорт — опасный спорт, так всегда было, и так всегда будет. И не поймите меня превратно, я всегда буду выступать за безопасность и принятие предупредительных мер, дабы избежать бесполезных рисков. Но когда меня спрашивают, является ли слалом-гигант наиболее опасным видом относительно других горнолыжных дисциплин, мой ответ всегда будет отрицательным. За прошедшие два года всего лишь три спортсмена из топ-30 Кубка мира получили травмы на трассе гиганта, и ни одну из них я бы не стал относить на счет снаряжения. Например, Томас Фанара порвал связки в Бивер-Крик в 2009‑м, потому что заковырялся в группе ворот (к тому же надо обратить внимание на состояние снега — это было очень жесткое ледяное покрытие); Марсель Хиршер сломал лодыжку главным образом из-за того, что не был готов обработать выбоину на трассе (во второй попытке он стартовал под 2‑м номером и на полной скорости влетел в эту огромную выбоину); третью травму связок колена получил Бенни Райх — во время командной гонки, когда и мужчины и женщины стартуют по одной и той же трассе. Таким образом, могу заверить всех, что три травмы в гиганте за 2 года — это вполне нормальный уровень травматизма, особенно если учесть, что ни одна из них не произошла по вине снаряжения. К сожалению, я не достаточно хорошо помню эру лыж с 40‑метровым радиусом, поэтому не могу привести конкретных примеров, когда спортсмены получали травмы на трассах гиганта именно из-за лыж. Но я хорошо помню великих людей той эпохи, таких, как Марк Жирарделли например, у которых было огромное количество травм, и которые выступали именно на прямых лыжах. FIS неплохо было бы напомнить, что горнолыжники травмировались во все времена, и будут травмироваться в будущем. Когда у вас на ноге есть жестко закрепленный рычаг длиной 195 см, это уже является причиной для серьезной травмы во время падения, независимо от того, какой у этого рычага боковой вырез или радиус. FIS утверждает, что снижение скорости (путем радикальной модификации снаряжения) сделает спорт более безопасным. Но снижение скорости при использовании большего радиуса и длинны лыжи будет несущественно. Когда вы упали, то практически безразлично, сделали вы это на скорости 90 км/ч или 80 км/ч на трассе гиганта, или в скоростном спуске, на скорости 140 км/ч или 120 км/ч. А если тренеры начнут ставить более прямые трассы — в связи с изменившимися правилами — то снижение скорости вообще вряд ли произойдет… Нужно отметить, что у FIS совершенно точно нет конкретного ответа, как именно нужно изменить снаряжение, чтобы сделать спуск менее опасным. Всего лишь несколько лет назад своим решением FIS понизила высоту платформы под ботинком и увеличила ширину талии лыжи, что привело к большему количеству травм колена. Более узкие лыжи были бы правильным шагом в том случае, если бы чиновники разобрались в сути проблемы. Наверное, кому-то покажется, что я с предубеждением отношусь к новым правилам в слаломе-гиганте, ведь именно в этой дисциплине в последнее время я добился неплохих результатов. Но, честно говоря, если бы изменения правил действительно сделали спорт более безопасным, а не шли во вред ему, то я был бы целиком за это, даже если бы это отрицательно сказалось на моих собственных результатах. Но пока я не вижу дополнительного преимущества для безопасности спортсменов. Я боюсь, что эти новые правила сделают спорт менее зрелищным и неинтересным для будущих поколений. Горнолыжный спорт — уникальный спорт, в котором сочетаются изящество и атлетизм. После тестов новых лыж мы с Уорнером пришли к выводу, что в случае принятия новых правил в верхних строчках рейтинга будут очень мощные спортсмены, такие, как Аксель Лунд Свиндаль, а менее атлетичным гонщикам, таким как Фанара и Хиршер новые правила лишь навредят. Я надеюсь, что предложенные FIS изменения правил — только уловка Федерации. Теперь они могут сказать, что предприняли «попытку» сделать спорт более безопасным. В противном случае придется достать старые VHS-кассеты с записями Олимпийских игр в Сараево и заново изучать легендарную технику Фила Мааре и Ингемара Стенмарка.