ПРАЗДНИК ПАУДЕРА

ТРАССА ИЛИ ЦЕЛИНА?!

Ну, люди вечно куда-то уходят. Не от налогов, так в астрал, не от жены – так в кругосветку. Таковы уж они. «В холода, в холода, от насиженных мест нас суровые манят места…». Так было, есть и будет.

Но все же, между нами лыжниками, что происходит? Почему народ в массовом порядке вдруг потянулся с «вельветовых» пистов в пухляки, леса и кулуары? Почему нашу молодежь на склонах не отличишь от бордеров, в этих широких штанах? Почему фраза некого чудака с панковским гребнем на голове, «short ski sucks», стала крылатой? Почему такой ажиотаж вокруг здоровенных «лопат» с несуразной геометрией? С чего вообще весь этот шум вокруг фрирайда?

Еще совсем недавно, в прошлом веке, все было просто и понятно. Наш мир был четко поделен на две неравные половины. В одной, меньшей, обитали небожители. Герои в лосинах, рыцари в шлемах с забралами – рэйсеры-гонщики. Лыжники-профессионалы, боги вешек и ворот. Их езда вызывала трепет сердечный в груди простого смертного лыжника. Между собой говорилось: «Ну что вы хотите. Они же рождаются под подъемником. Их ставят на лыжи в три года. Нет, в два!» Подразумевалось: эти парни на трассе — не такие, как мы.

Пропасть между pro и просто лыжниками казалась непреодолимой. Пределом мечтаний нормального любителя в области техники был «годиль». Высшим достижением цивилизации почитался гладкий склон, отутюженный ратраком. Сближение с горной природой рассматривалось как один из позитивных аспектов катания на лыжах, но саму природу следовало вначале капитально усовершенствовать, «доделать», чтобы человеку на лыжах было везде удобно, комфортно и безопасно.

К концу 70-х в европейских и северо-американских горах в целом был наведен полный гламур. Играло диско, все было в ажуре, и тут началось. В королевство снегов вторглись инопланетяне на досках. По манерам – конкретные панки. Пришельцы вели себя дерзко и вскоре забрали себе половину того, что было всецело нашим. Мало того, они еще и имели наглость считать, что они – круче, чем мы. Тем обиднее, что кое в чем они действительно давали нам фору. Даже опытному лыжнику было никак не угнаться в целине за пацаном, который без году неделя стоит на своем «обломке кораблекрушения».

У нас к тому времени тоже имелся свой фристайл: езда по буграм, акробатика, лыжный балет. Но, как и гонки по трассе, это было, в основном, занятие для профессионалов. А публике предлагалось смотреть и аплодировать.  

У доскеров все было по-другому. Не спрашивая ни у кого ни совета, ни разрешения, они на ходу создавали свой юный мир. Их никто не учил, они все делали сами. Конечно, и у них появились свои pro, но это была уже совсем другая система ценностей. В профессионалы выходили самые одержимые, но они воспринимались просто как лучшие среди равных. Экстрим из работы для профи превратился в увлечение для всех. Ребята на досках подарили миру нечто очень новое, свежее и прекрасное.

Это был вызов, и лыжи ответили. Для начала возник карвинг. Его тоже «срисовали» у бордеров, с их веселой манерой загребать снег рукой на вираже. Появление карвинговых лыж не только добавило красоты и драйва традиционному слалому и гиганту, но и позволило миллионам людей куда легче, быстрей и веселей стать на горные лыжи. Касаться снега на ходу – оказывается, это так просто. «Ах, наклон на вираже, бетон у щек…» Чистый фан. Фанкарвинг.

Потом лыжи пришли в парки, построенные сноубордистами. И вскоре выяснилось, что на твинтипах в парке можно делать то же самое, что и на доске, только смотрится это эффектней. Ведь ставить ноги в полете крестом бордерам не дано по определению.

А потом лыжи стали большими. Это великолепно – кататься по «вельвету». Но подготовленные склоны всегда и везде одинаковы, в любых горах и на всех континентах. Когда горы покрылись сетью искусственных «автострад», оказалось, что человеческому духу тесно на узких полосках утрамбованного снега за сетками ограждений. И нас потянуло на волю. Туда, где снег всегда непредсказуем, склоны таят загадку и каждый спуск – это неповторимое, увлекательное и достаточно рискованное приключение.

Туда, где целина. Лыжник, свободно летящий в ореоле искрящегося паудера – вот символ фрирайда и образ мечты, уводящей с заглаженных трасс. По диким склонам и нетронутым снегам на больших и широких лыжах можно скользить так же быстро, легко и непринужденно, как и на доске.

Только для этого надо очень многое уметь и все время учиться. Природный снег – всегда разный. Не только белый и пушистый, как в кино, а и тяжелый и вязкий, и задутый ветром в заструги, и прихваченный ледяной коркой… У тебя под ногами он меняется непрерывно, в этом главная особенность, прелесть и сложность фриски. Чтобы ездить вне трасс, надо стать таким же разным, чутким и пластичным, как сама Белая Королева.

Фрирайдеры среди горнолыжников – как десантники среди обычных войск. Элитные части, где каждый «боец» должен владеть разнообразной техникой и уметь справляться с любыми сложными и неожиданными ситуациями.

Паудер – это праздник, который с тобой отнюдь не всегда. А вот со сложным и разбитым снегом, в обиходе – «расколбас» — приходится встречаться постоянно. Как любят шутить англоязычные лыжники: «в день целины друзей не бывает». Целинный склон, раскатанный до тебя, похож на танковый полигон после маневров. Мешанина из следов и колей твердеет на глазах, а весной, когда солнце ныряет за гребень, еще и леденеет. Участки «расколбаса» всегда лежат вокруг трасс и ты неизбежно попадаешь на них, возвращаясь к цивилизации из фрирайдзон. Надо освоить набор приемов из доброй старой «классики» и вообще вести себя более агрессивно. «Рубить и кромсать». Не самое приятное катание, но очень скоро чувствуешь, что «борьба за выживание» заметно повысила твой уровень езды в целом…

Опять же, бугры. Они пугают новичков и раздражают любителей карвинга. На трассах эту проблему устраняют ратраки. Но во фрирайдзонах ратраки не ходят. И бугры исправно возникают везде, где снега много, а ездят часто, особенно в узких местах и на крутых участках. Извольте осваивать могул – специальную технику езды по буграм. Ноги плотно прижаты и летают вверх-вниз, поглощая неровности. Корпус идет ровно, руки работают палками в одном ритме с ногами. «Скачки по кочкам» — это уровень лыжника- эксперта. Но ты ведь уже решили стать им, направив лыжи за пределы трасс…

Слаломисты ездят среди флажков, райдеры – среди скал и деревьев. Когда-то охотники на лыжах гонялись по лесу за добычей. Потом – и по сей день — деревья стали символизировать вешки на слаломных трассах. Катание по лесу — одно из любимых развлечений опытных райдеров. Это умение — не только очевидный показатель класса лыжника, но и простая необходимость. Ниже полей целины на альпийских лугах всегда находятся леса, и из многих фрирайдзон просто нет иного пути к подъемнику, кроме как сквозь частокол деревьев. Езда в лесу – вопрос самоконтроля и концентрации. Приучить себя смотреть не на стволы, а в просветы, реагировать без колебаний и думать на несколько ходов вперед. Здесь разгоняемся, тут тормозим, там пригибаемся… Нужна техника выше среднего уровня. Зато и удовольствие – тоже выше среднего.

Пару слов о прыжках. Гвоздь программы и украшение любой райдерской фотосессии. Прыжки пугают и манят наши сердца, ведь летать в этом мире – не ползать. Нужно много попыток, чтобы понять, как отталкиваться, держать равновесие в воздухе и не падать, приземляясь. Тренировки в прыжках резко ускоряют и весь прогресс езды в целом. А во время странствий по неведомым склонам всегда может статься, что прыжок – лучший выход из ситуации. Если, конечно, умеешь прыгать…

Фрирайд – это путь, и рано или поздно он приводит туда, откуда съезжать просто страшно. На крутяки и в кулуары. Даже если это еще не no fall zone, а просто склон крутизной градусов сорок. «И можно свернуть, обрыв обогнуть, но мы выбираем трудный путь». Весь мир под ногами, а счастлив ты будешь, когда доберешься донизу целым. В красивых фильмах ты видел тех, кто проходит такие участки длинными узкими дугами. При одной мысли о том, чтобы просто направить лыжи вниз – здесь и сейчас — с непривычки слабеют колени и прихватывает спазмом желудок. Удивительно свежее ощущение. Ты снова чувствуешь себя новичком, который когда-то стоял на «лягушатнике», боясь пошевелиться – ведь эти штуки едут! – и думал, а не снять ли к черту лыжи, жил же ты до этого и без них.

Когда-то ты справился с этим, и лыжи подарили тебе ни с чем не сравнимое чувство свободы. Справишься и сейчас – если не отступишь. И вновь испытаешь радость победы над собой.Эту радость фрирайд дарит всегда. Вне трасс никогда не скучно, никогда не бывает двух одинаковых спусков. Большие Горы всегда волнуют, всегда красивы и всегда новы. Мир без границ.

Что может быть интересней? С каждым сезоном во фрирайдзоны уходит все больше людей. Это слишком мощное движение, чтобы быть просто модой. Похоже, весь мир горных лыж просто перешел на новый уровень сознания. See you out there, brothers!