Стильный глинтвейн by Сергей Гусовский

Вы не находите, что в середине октября, когда на улице красиво, а в квартире холодно, наступает время глинтвейна, который усилит уличные впечатления и упокоит впечатления домашние, но даже если этого и не произойдёт, повод для новой заметки найден, хотя, на самом деле, он был даден моим замечательным другом Константином Александровичем Дониным, которому я бесконечно обязан своими смелостью и спокойствием, когда настаиваю на категорической невозможности правок в моих текстах, потому что их вычитывает именно Донин, деря меня при этом всегда нещадно и всегда по делу; так вот, именно Донин вспомнил о глинтвейне, за что и был наказан вынужденным участием в эксперименте на живых людях, одним из которых был он сам, другим был ваш покорный слуга, который, в результате добросовестно проведенных штудий, готов утверждать, что глинтвейн – штука занимательная, а его приготовление – превесёлое занятие, потому что экспериментировать с рецептами можно бесконечно, приноравливая их под конкретные вина, доступные вам специи и значимые для вас вкусы, о которых и в данном случае спорить незачем, ведь и дворнику, и дирижёру, и дизайнеру, и чиновнику понятно, что глинтвейн должен быть горячим, ароматным, сладким, интенсивным напитком, в основе которого – вино, сахар и специи, причём вино, желательно, красное сухое, сахар, конечно, по вкусу, а специи – те, что попряней будут (корица, гвоздика, кардамон, мускатный орех, ваниль, цедра цитрусовых, имбирь и т.п.) и если уж о чём и спорить, так это о стиле глинтвейна, который, на мой взгляд, определяется тем, готовы ли вы к возне с вывариванием специй, потому что в таком случае придётся подождать, пока они будут делиться своими ароматами и вкусами с небольшим количеством воды, в которой их следует кипятить на протяжении хотя бы 5-10 минут (а лучше – больше), после чего процедить и смешать с вином, затем не торопясь довести нарождающийся шедевр почти до кипения и лишь затем, уже сняв с огня, аккуратно насытить его сахаром (так чтобы оставалась возможность добавить ещё) и, торжествуя, подавать в предварительно разогретых кружках, вслух обращая внимание на то, что вам удалось сохранить характерные для выбранного вина, – скажем, сицилийского Неро д’Авола, или аргентинского Мальбека, или австралийского Шираза, – тёмнотёмновиноградную пряность и терпкость и, – нечего тут стыдиться и утаивать, – алкогольность, с которой несложно совладать, если придерживаться другого рецепта, предлагающего более мягкий стиль глинтвейна, отдалённо похожий на пунш: здесь важную роль играет свежевыжатый апельсиновый сок – именно его (в пропорции один к двум) мы добавим в предварительно разогретое (почти до кипения) вино, усложнив бесхитростную пока что конструкцию десятком капель (это из расчёта на одну порцию) настойки Angostura, а при отсутствии таковой – чайной ложкой какого-нибудь не очень горького биттера (Averna, Braulio, Ramazzotti, Zwack Unicum и т.п.) или столь уважаемого в наших широтах рижского бальзама, или даже ликёра Vana Tallinn, – я ведь уже говорил, что экспериментировать можно долго, – лишь лавровый лист и душистый перец предлагаю оставить в покое (чай, не суп варим!), а равно, предлагаю не импровизировать с полусухими винами, портвейном и прочими субпродуктами местного производства, а ещё, рекомендую игнорировать (в пику скандинавам) изюм и миндаль, иначе до компотов доиграемся, потому что в воде их варить нелепо, а в вине – тем более – есть риск вместо согревающе-веселяще-радующе-расслабляющего напитка получить соус, которым даже больного простудой или гриппом потчевать будет неловко, в то время как добросовестным глинтвейном – в самый раз, не задаваясь при том дурацким вопросом «а поможет?», потому что поможет только постель, зато глинтвейн наверняка отвлечёт, а ведь что ещё нужно, когда заложен нос, мучает кашель и вообще мир не мил… и тут вы, на белом коне, да ещё и с эликсиром, который англичане зовут mulled wine, немцы – glühwein, итальянцы – vin brulè, а мы с вами – не находите – глинтвейном?   Сергей Гусовский http://gusovsky.com.ua/