Ted Ligety

Ted Ligety-шутник в стартовом домике На мюнхенском ISPO было традиционно оживленно. Пока представители многих популярных СМИ гонялись за возвращающимся к активной спортивной жизни Акселем Лундом Свиндалом и напрасно ожидали прибытия занятого тестированием новых лыж Боде Миллера, мы решили побеседовать с представителем новой волны в горнолыжном спорте Тедом Лигети.   В начале февраля 2008 года никто не ожидал, что Лигети завоюет Малый Хрустальный глобус в гиганте, столь безапелляционно победив в заключительных соревнованиях позапрошлого сезона самого мастера в этом виде Бенжамина Райха. Так, очень быстро американец присоединился к избранному обществу горнолыжных звезд самого большого масштаба. Мы договорились встретиться у прилавка фирмы Shred (производитель очков и горнолыжных масок), где Лигети выступает совладельцем и проектантом. Ждать себя звезда не заставила – Тед появился вовремя. Невысокий, поджарый, в просторной рубашке и джинсах – обычный современный парень. И лишь сильное пожатие очень мускулистой ладони напомнило, что мы имеем дело с прекрасно натренированным спортсменом. Похоже, Тед был слегка смущен тем, что журналисты из далекой Польши хотят побеседовать именно с ним, и с интересом изучал юбилейный номер NTN Snow & More. Надо сказать, что это небольшое смущение, приятная улыбка и располагающий взгляд вызывали откровенную симпатию. Мы разговаривали, как старые знакомые и беседа вышла исключительно интересной. Итак, знакомьтесь, Тед Лигети. NTN: Пять лет назад, кажется, на гиганте в Зельдене, один из комментаторов, наблюдая твое не совсем удачное выступление, вставил: «А вот очередной парень из США, который неудачно пробует подражать неповторимому стилю Боде Миллера». За последние несколько лет, все совершенствуя этот слегка безумный стиль, ты доказал, что можешь ездить лучше, чем Миллер. Тед Лигети: Иногда… NTN: …по крайней мере в технических видах. Скажи, Тед, на тебя действительно повлияла эта – с точки зрения теоретиков – неклассическая техника? Тед Лигети: Конечно. Когда я был подростком, Миллеру удалось войти в мировую, немного закостенелую и предсказуемую группу ведущих горнолыжников. На тот момент еще только в технических видах. И каждый из нас – молодых американских горнолыжников – хотел стать таким, как он. Полагаю, что Боде оказал значительное влияние на становление многих сильных спортсменов нашей сборной. Возможно, на меня он повлиял чуть больше, чем на других… NTN: Безусловно, влияние Миллера очевидно, особенно в стиле твоем и Джулии Манкузо. Тебе удалось практически в совершенстве овладеть приемом дальнего выбрасывания ног и ускорения практически в любом повороте. Тед Лигети: Я долго над этим работал (смеется). NTN: В позапрошлом сезоне спортсменам пришлось смириться с новыми  требованиями по параметрам лыж. Как горнолыжник не очень крупный, ты не чувствовал себя пострадавшим из-за увеличения радиуса гигантских лыж до 27 м и уменьшения высоты платформы? Особенно учитывая, что именно в том сезоне ты стал лучше ездить гигант, чем слалом. Тед Лигети: Нет. Пострадавшим я себя не считаю. Изменения коснулись всех спортсменов, и все мы вынуждены были доработать технику езды на новых лыжах. Я молод, поэтому у меня это получается сравнительно легко. Кроме того, мои техники из Россиньоль проделали действительно огромную работу и, несмотря на большой радиус, я могу резать почти такие же острые дуги, как на старых более радиусных лыжах. Мои новые лыжи более эластичны в продольном сечении, при этом сохранив свою поперечную жесткость. Но все же, я считаю новые правила абсурдными. Посмотрите, сколько травм в гиганте произошло уже в первом сезоне. Такого раньше никогда не было. Проблема не в радиусе или ширине лыж в талии – как раз изменение последнего параметра даже повысило их стабильность на скорости. Настоящая опасность, по-моему, в слишком низкой платформе (ее высота на 7 мм меньше предыдущей). В глубоких виражах спортсмены постоянно цепляются ботинками о снег, а при тех скоростях, которые мы развиваем, это очень опасно. Кроме того, без высокой платформы некоторые не могут достаточно эффективно догнать лыжи в повороте. В гиганте же все происходит в доли секунды – отсюда и травмы. Вот и получается типичная для горнолыжного спорта ситуация: кто-то, что-то, где-то улучшает, чтобы следующим глупым решением навредить еще больше. Уверен, что уже одного увеличения лыжи в талии было бы предостаточно. NTN: Как сильно тебе пришлось изменить технику, чтобы ехать быстро на новых лыжах? Тед Лигети: Изрядно. Я целое лето работал над поиском оптимальной позиции над лыжами, чтобы как можно меньше цепляться о снег. Это было нелегко, но труды не прошли даром (смеется). NTN: Второе серьезное изменение того сезона коснулось формата комбинации. Суперкомбинация, которая заменяет теперь оригинальную, классическую, предполагает только одну попытку спуска и одну – слалома в тот же день. Что ты думаешь об этой замене? Ведь в 2006 году ты стал Олимпийским чемпионом именно в классической комбинации [одна попытка спуска и две —  слалома (прим. ред.)]. Тед Лигети: Новый формат намного интереснее для зрителей и безопаснее для спортсменов. Полный спуск в Венгене или Китцбюле – слишком серьезный вызов и высокий риск для технических лыжников. С другой стороны, одна попытка слалома больше по душе «спусковикам» и, в результате, возникает очень захватывающая интрига. Суперкомбинация – и моя тема тоже. Потихоньку, но с каждым разом все лучше, учусь «обслуживать» длинные и жесткие скоростные лыжи. Думаю, через несколько лет и несколько дополнительных килограммов, я буду серьезной угрозой для других в этом виде. NTN: Несмотря на молодой возраст, у тебя уже есть устойчивое реноме среди спортсменов. Ты – мастер второй попытки и умеешь «въехать» на подиум из, казалось бы, безнадежного положения. Может, стоит немного поработать над первой попыткой? Тед Лигети: Странно, но мой тренер говорит то же самое! А секрет в том, что иногда стоит занять в первой попытке место похуже, зато во второй ехать по лучшей трассе. Часто такая практика дает неплохие результаты. NTN: Да, но, например, в гиганте в Альта Бадиа, несмотря на лучшее время во второй попытке, выиграть тебе не удалось. Тед Лигети: Это совсем другая история. Я был наказан судьями за опоздание на церемонию раздачу стартовых номеров и, вместо приблизительно двенадцатого номера, стартовал под номером 46. Нам сказали прийти за 50 минут до церемонии, а я прибыл «всего» на полчаса раньше. Не знаю, кто устанавливает эти идиотские правила. С таким номером трудно было добиться супер результата, но и так получилось совсем неплохо. NTN: Вернемся ненадолго к твоему детству. Когда и где ты научился кататься на лыжах? Тед Лигети: Я родился, вырос и живу в Парк Сити [штата] Юта. По-моему, это одно из лучших в мире мест для горнолыжного спорта. Родители поставили меня на лыжи в два года. Поначалу мне очень не нравилось, и я много капризничал, но после нескольких сезонов родители уже не могли меня догнать. Они привели меня в местный клуб, откуда все и началось. Начало не было многообещающим. Однажды на соревнованиях по слалому я отстал от победителя более, чем на полминуты, но это лишь подстегнуло меня к работе. NTN: Выбирая карьеру профессионала горнолыжник в США чаще становится фрирайдером, чем классическим спортсменом? Тед Лигети: Пожалуй, нет… По крайней мере, не в Юте. В детстве в моей группе в клубе было 80 человек, теперь их 120. В Парк Сити горнолыжный спорт очень хорошо развит. NTN: Кто финансирует детские занятия в Парк Сити? Тед Лигети: Конечно, родители. Частично благотворительные неправительственные организации. Нередко у клубов есть местные спонсоры, но основная финансовая нагрузка так и остается на плечах родителей. NTN: Расскажи о своих ближайших целях. Для тебя Олимпийские игры в Ванкувере – это нечто особенное или, как Боде Миллер, считаешь их обычными соревнованиями? Тед Лигети: Решительно нет. Олимпийские Игры это всегда особые переживания. Эти пройдут рядом с домом, поэтому, наверняка, будут исключительными. Но я думаю и о Кубке мира. Выступаю я все лучше, и хотелось бы добиться еще какого-то значительного результата. Моя мечта – завоевание Большого Хрустального глобуса, но понимаю, что серьезно об этом буду думать только через несколько сезонов. NTN: Когда будешь больше весить и сможешь продавить скоростные лыжи? Тед Лигети: Именно. NTN: Раз уж речь зашла о весе тела, что ты думаешь о повторяющихся подозрениях в твой адрес, что все больше спортсменов употребляют неразрешенные средства, которые ускоряют увеличение мышечной массы? Тед Лигети: Это трудно оценить. Стремительные приросты массы в течение одного лета всегда подозрительны. Тренируясь ежедневно я сталкиваюсь с серьезными проблемами по поддержанию веса. Но до тех пор, пока кого-то не поймают, делать спешные выводы нельзя. Я бы хотел, чтобы горнолыжный спорт снова стал более техничным, и тактика оставалась важнее массы и силы. К сожалению, новые параметры снаряжения этому не способствуют. И очень жаль. NTN: Как ты чувствуешь себя на старте соревнований Кубка мира после всех лет, проведенных в этом «бизнесе»? Нервничаешь? У тебя есть своя методика? Стараешься концентрироваться как Прангер или Куш, или расслаблен и разговорчив, как, например, Рези Стиглер? Тед Лигети: Говорят, что труднее всего стартовать непосредственно за или передо мной. Эти двое парней должны все время прислушиваться ко мне в стартовом домике (смеется). Я стараюсь быть расслабленным и отдохнувшим. Шучу с тренерами и другими спортсменами. Некоторые реагируют негативно, другие совсем наоборот. NTN: Это черта характера или часть предстартовой игры? Тед Лигети: Легкость и свобода действительно присутствуют в моем характере. Но бывает, что такое поведение является частью игры. Каждый старается оказать психическое давление на соперников. В чем тоже кроется очарование этого спорта. Я бы хотел, чтобы горнолыжный спорт высшего уровня перестал быть так смертельно серьезным. Там, наверху в стартовой будке, я нахожусь только для себя, не для флага, гимна, народа или других абстрактных вещей. Я молод и тяжело тренируюсь, потому что люблю это. Мне хочется получать удовольствие от занятий спортом. NTN: Замечательно. Благодарим за беседу. Желаем тебе больших успехов и достижения цели на Кубке мира. И пусть травмы обходят тебя самой дальней стороной. Тед Лигети: Да, это действительно самое главное. Благодарю.