Валентина Шевченко

В прошлом журнале мы знакомили наших читателей с сильнейшей лыжницей Украины Валентиной Шевченко. Многократные призы и победы на Кубках мира, признанная мировая элита лыжных гонок, первый Хрустальный глобус в истории Украины. А еще лидер команды, специалист с двумя образованиями и любящая мама. Быть первым всегда нелегко. Особенно, когда многое зависит не только от тебя, а результат нужен всем. Сегодня, накануне чемпионата мира в Либерце и меньше, чем за два сезона до Олимпийских игр в Ванкувере, напряжение уже в красной зоне. О том, каков большой спорт изнутри, мы попросили ответить саму Валентину. Татьяна Чумаченко, Юлия Сипаренко: Добрый день, Валентина! Сейчас в разгар подготовительного сезона уже не с руки оглядываться назад, но все же. Две победы на Кубке мира, лидирование в общем зачете по длинным дисциплинам, в долях секунды от Хрустального глобуса на Большом финале… Как ты сама оцениваешь прошедший сезон? Валентина Шевченко: Прошедший сезон для меня самой сложился на удивление неожиданно. Высоких результатов в общем зачете Кубка мира не планировали. Рассчитывали на два-три подиума за сезон. На это были свои причины. Вступление в Шенгенскую зону Эстонии, Чехии, Словении, Словакии, Польши поставило перед нами неразрешимые проблемы – где проводить летнюю подготовку и как уложиться в лимит разрешенных дней пребывания в странах Шенгена (90 дней за 6 месяцев). Моя подготовка (уже в течение 6 лет) предполагает в летний период 60 тренировочных дней в Эстонии… Кубок Мира начинается 20 октября и завершается 20 марта… Дилемма не решена и на сей день. К великому сожалению, в Украине еще нет возможности ни летом, ни зимой проводить подготовку на уровне, который позволяет на равных бороться с мировой лыжной элитой. Из-за шенгенского лимита нам пришлось менять планы подготовки, умышленно пропускать гонки из программы Кубка мира. Все это и привело к интриге, которая сложилась на Финале. От второго хрустального Кубка меня отделили пять сантиметров, которые польская лыжница Юстына Ковальчик проиграла финке Вирпи Куйтунен на заключительной гонке 10 км. Но это уже история. Т.Ч., Ю.С.: Какой момент из твоей спортивной и личной жизни запомнился больше всего? Что чувствовала? Какая победа стала наиболее дорогой или запомнившейся? В.Ш.: Если не копаться в памяти, то сразу всплывает заключительный этап Тур-де-Ски 2006 года: гонка преследования с финишным подъемом в слаломную гору (длина слаломной горы составляла примерно 3,5 км, а вся дистанция гонки – 10 км). Запомнилась, наверное, необычным форматом. Как, впрочем, и весь Ски Тур. Очень хорошо помню ощущения после финиша – не знаешь, что делать. Стоять на ногах сил нет, но и падать на снег, как это делали все остальные спортсменки, не хочу. В итоге весь финишный створ был блокирован лежащими на снегу гонщицами, и отставшим спортсменкам приходилось искать место, чтобы пересечь финишную черту. Даже не знаю, как передать в словах свои ощущения… Первая в истории лыжных гонок многодневка (шесть гонок за восемь дней) и я на подиуме!?… Тем более, что в программе были две спринтерские гонки, которые в буквальном смысле слова сводили на нет все мои усилия в обычных гонках (в спринтерских гонках очень большие бонусные секунды за места, а я физически не могу соперничать на этих стартах…). И начинала финальную гонку я с 7 позиции… Т.Ч., Ю.С.: Тренировочный процесс требует полнейшей отдачи, а на соревнованиях случается всякое. Что ощущаешь, когда результаты выступления не совсем отвечают тем, что были запланированы? Кто тебя поддерживает или успокаивает? В.Ш.: Спорт – это жизнь. Тренируюсь не одна я. И тренировочный процесс в других командах организован на несколько порядков серьезнее, чем у нас. А затраты на достижение результата в других командах в денежном эквиваленте не сопоставимы с нашими. Поэтому сбивающих факторов у нас больше, а права на ошибку меньше… Мне результат нужен даже больше, чем моим соперницам. Это моя зарплата, образование моего сына, будущее моей семьи… Наше поколение уже живет по законам рыночной экономики и не приходится рассчитывать на гарантированное благополучие, которое еще не так давно все-таки было у наших родителей. А самый главный болельщик, критик и вдохновитель на работу ради высоких результатов – мой сын Артем. Он очень переживает все мои неудачи. Все места дальше третьего для него провал! Почему, кто мне помешал… Потом оправдывает меня, говорит, что я на следующей гонке обязательно выиграю. Лучшего психотерапевта и желать не приходится. Т.Ч., Ю.С.: Было ли в твоей спортивной жизни ощущение: «Я сделала все, что могла», но тобой остался недоволен тренер или товарищи по команде? В.Ш.: Возможно, кто-то и считает, что где-то я должна была выступить не так, как у меня получилось, но у нас с тренером (Валерием Лесниковым) такого заключения не было ни по одной гонке. Мы уже давно осознали, что спорт это – профессия (по крайней мере, на этом этапе жизни). Тренер по максимуму обеспечивает мне тренировочный процесс, смазку и подготовку лыж, а я пытаюсь воплотить нашу совместную работу в результат. Ведь не секрет, что в лыжных гонках результат спортсмена на 50 процентов зависит от смазки лыж. А кто готовит лыжи? За все время выступления на уровне международных соревнований серьезных проблем со смазкой у меня не было. А моему тренеру приходится соперничать с сервис-бригадами, в составе которых по 10-12 человек. И это люди, которые профессионально занимаются исключительно подбором смазки и подготовкой лыж. У нас, к сожалению, такой професии нет, этому никто не учит и она вообще не оплачивается. Т.Ч., Ю.С.: Были ли в твоей богатой и долгой карьере кумиры? В.Ш.: В одном интервью мне уже задавали такой вопрос. Как ни странно, кумиров (в полном смысле этого слова) у меня не было и нет. Раньше я симпатизировала Елене Вяльбе, потом Бенте Скари… А сейчас… Чем больше познаешь мир спорта, тем меньше шансов найти себе кумира – это мое личное умозаключение. Все – живые люди, которые очень и очень много работают… Много спортсменов вокруг работают ради высокого результата, но получается не у всех. Сейчас я часто общаюсь с «живыми легендами» лыжного спорта – это нормальные люди, у которых хочется чему-то научиться, попробовать достичь их высот… Т.Ч., Ю.С.: Уже через год после рождения сына ты опять продолжила тренировки, а через два года стала пятой на зимних Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити (2002 г.). Тренировки и соревнования практически всегда проходят на выездах. Как ты общаешься с семьей во время долгосрочных командировок? Как отпускает сын на сборы и соревнования? В.Ш.: Собственно, пятое место на Олимпийских играх 2002 года я завоевала через год и 3 месяца после рождения Артема. До двух лет я не брала сына с собой на выезды и, действительно, во время длительных поездок на сборы и соревнования было очень тяжело. Общение по телефону не скрашивало и не сокращало расстояния до семьи. Но и краткосрочные заезды домой приводили только к расстройству и ребенка, и меня. А еще, как правило, и заболеваниям. Не знаю почему, но и сейчас зимой, во время соревновательного периода, мне противопоказано заезжать домой даже на три дня. Поэтому уже четыре года весной полтора месяца я провожу в кругу семьи, а летом на такой же период моя мама и сын выезжают со мной на сборы. Два раза (это было до школы) в январе Артем с мамой прилетали ко мне на тренировочный сбор в Австрию на двенадцать дней. В прошлом году он пошел в первый класс и в январе одну неделю мы провели вместе в Карпатах, в Тисовце. С возрастом Артем стал