Застрахованные, но не всегда безопасные

Занятия лыжным спортом в большинстве случаев связаны с определенным риском. Мы хотели бы об этом не думать, скорее хотели бы думать о том, что нас этот риск не касается. А между тем, на все более загруженных склонах бывает опасно, как на скоростной автостраде. Столкновения – настоящие катастрофы. Небольшой синяк, немного поболит, но можно ехать дальше. Чуть более серьезные повреждения, вывихи, переломы требуют помощи специалистов. Врачи-ортопеды, часто смеясь, сравнивают специализированные клиники с мастерскими: столярными, кровельными, швейными ведь сломанные кости надо сложить, дыры заклеить, все залатать. Иногда, к сожалению, не хватает запасных частей. А между тем, хоть наверное в это трудно поверить, ушиб или серьезная травма может случиться у каждого, даже самого лучшего лыжника. Поэтому, почти в каждом номере нашего журнала мы напоминаем читателям о необходимости наличия не только соответствующей физической подготовленности, но и пишем о соблюдении правил безопасности на склонах, использовании защитных шлемов и просто уговариваем воспользоваться специальным лыжным страхованием. Такие лыжные полисы должны гарантировать нам при несчастном случае соответствующую медицинскую помощь, особенно это важно, если мы находимся за границей. Совсем так, как при езде на автомобиле – обязательный полис КАСКО или ГО. Гарантировано полное обслуживание и в случае необходимости буксировка домой. Безналичная оплата ремонта в авторизированном сервисе. Итак, покупаем полис – лучше всего в большой и проверенной международной страховой компании. Фирма серьезная и полис выглядит внушительно: скажем, на суму 30 тыс. евро и содержит страховку: ОС, NNW и KL. Плохо, если вы не знаете, что это означает. Но я не собираюсь здесь ничего объяснять. Ибо как раз самой большой проблемой является то что, страхуясь, мы не читаем внимательно, что гарантирует нам полис. И, что еще хуже – не имеем никакого понятия, как повести себя, если дело дошло до несчастного случая и каким образом потребовать полагающиеся вам выплаты. Мы покупаем, например, солидный лыжный полис типа VIP известной страховой компаний (так как слышали, что на рынке лыжных страхований она оказывает услуги на неплохом европейском уровне). Мы выбрали этот полис, и нам кажется, что тем самым мы выкупили себе безопасность и гарантию полной опеки в случае несчастного случая. Если с нами ничего не случится, то мы можем в таком блаженном настроении пребывать на протяжении последующего лыжного сезона. Хлопоты начинаются вместе с нашим несчастным случаем на лыжах. А точнее, проблемы с востребованием условий страховки становятся прямо пропорциональными уровню повреждений тела, которые мы получили. А именно, чем сложнее травма, тем труднее будет получить нам выплаты где-то там, за границей, на месте происшествия. Все идет неплохо, если наша травма проста: несложный перелом руки или ноги. Нас доставляют в больницу (наша страховка включает этот вид услуг), там, после обследования, нашу конечность посадят в гипс. В случае необходимости, страховка обеспечит нам также и доставку домой. Тут, однако, следует уже проявить искусство вести переговоры и предоставить серьезные аргументы в пользу того, что не очень-то удобно путешествовать с закованной в гипс ногой добрый десяток часов на автомобиле. Наша VIP-страховка теоретически гарантирует нам еще много других удобств типа: опека над малолетними детьми, которые находились вместе с нами в момент трагического случая, предоставление дополнительного водителя на обратный путь домой или сопровождающего лица, которое будет сопутствовать нам при возвращении в нашу страну. Говорят, иногда это действует, но, заверяю вас, вряд ли вам захочется проверять, как выглядят порой на практике такие “удобства”. Нет в мире страхового общества, которое бы удовлетворило все ожидания клиента. Настоящие проблемы начинаются тогда, когда наша травма, не лишившая нас, правда, ни жизни, ни сознания, произвела, однако, серьезные повреждения в нашем организме, например – разрыв сухожилия или связок, сложный перелом кости – короче говоря, такие травмы, которые требуют быстрого и профессионального вмешательства ортопедов или хирургов. В соответствии с инструкцией, приложенной к полису, в случае любого повреждения мы обязаны, прежде всего, связаться по телефону с соответствующим “центром тревоги” страховой компании, где нас проинформируют, что следует делать дальше. Что мы узнаем после первого телефонного разговора? Тут, конечно, все зависит от конкретного случая, однако обычно клиентам рекомендуют, чтобы они в случае серьезной травмы, воспользовались необходимой первой медицинской помощью (например, позволили наложить фиксирующую повязку на ногу с разорванным сухожилием Ахиллеса) и как можно скорее возвращались в свою страну. Компания будет склонна организовать и оплатить даже авиатранспорт (ведь это есть в договоре), только бы мы сразу возвращались домой. Является ли это результатом глубокой заботы о нашем здоровье? К сожалению, не совсем так! По возвращении домой наша лыжная супер-страховка уже не действует. Поэтому можем рассчитывать теперь только на собственные силы и на нашу любимую родную систему здравоохранения. Но это лишь один аспект всего дела. Серьезные травмы, например порванные сухожилия или связки, часто требуют срочного медицинского вмешательства. Во многих случаях очень важным является принцип: чем быстрее, тем лучше. Самым разумным было бы прооперироваться сразу на месте. Что же делать, если специалисты из страховой компании советуют возвращаться домой, ссылаясь на мнение местных врачей, якобы поездка домой и лечение в своей стране вполне возможны. К сожалению, заграничные врачи не имеют понятия о том, как выглядит действительность в отечественных больницах. Они думают, что не позже, чем через несколько дней по возвращении нами займутся специалисты, посшивают, поскладывают и т.д. Между тем, отечественная медицина – это огромные очереди в государственных больницах, отсутствие хорошего оборудования или дорогие частные клиники. Что же делать в случае серьезной лыжной травмы за границей? Проблем сразу несколько. Прежде всего, нельзя особенно рассчитывать на заботливые крылья нашего страховщика. Зато надо проявить присутствие духа, спокойствие, хорошее знание медицины, иностранных языков и права. Не много, правда? Только откуда взять это присутствие духа, когда все так страшно болит, рядом с нами стоит перепуганный ребенок, все иностранные слова испарились из головы и даже на своем языке мы не можем сказать, что и в каком месте у нас повредилось. Стоит запомнить только одно! Где бы мы не были – в австрийских и французских Альпах, в Италии или Швейцарии, если с нами случился несчастный случай и у нас есть соответствующая страховка, мы имеем право на лечение сразу, на месте! Особенно тогда, когда возникает обоснованный риск, что опоздание в лечении может ухудшить состояние нашего здоровья. А что на это скажет нам наш страховщик? Покупая полис, следует ознакомиться с общими условиями страхования. Часто случается, что по другую сторону телефонной трубки мы слышим: «Если нет угрозы для жизни и вы не согласны на операцию, просим как можно скорее возвращаться в свою страну». Такое отношение является, мягко говоря, пренебрежением к нашим правам. Каждое учреждение страхования должно уважать общие условия страхования – тут пригодилось бы квалифицированное изложение юриста на тему страхований жизни и имущества, но кто из вас станет это читать? А ведь мы должны еще знать что-то о травмах и помнить о том, что например, разрыв сухожилия Ахиллеса следует оперировать немедленно и уж не позднее, чем через несколько дней после случившегося. Обычно немедленного вмешательства хирурга требуют разорванные связки коленей, поврежденные локти или плечи. Вообще, все суставы. Заметьте, что я даже не упоминаю о ситуациях, когда при травмах мы теряем сознание. Тогда еще более важно, купили ли мы страховой полис, и какой. Ибо возвращение к сознанию всегда болезненно. Поэтому следует позаботиться о том, чтобы страшная боль как можно меньше беспокоила наше тело и не была убийственной для нашего кармана.